Кислородное голодание

29 Jan 2018 / solopov


Кислородное голодание

Безвестный российский ученый подошел к решению мировой загадки,
за что и был уволен «по собственному желанию»

 

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

В конце XVIII века немецкие ученые Куршман и Лейден стали систематически изучать странную болезнь – астму. Ни с того ни с сего вполне здоровый на вид человек начинал задыхаться. Вдохнув полной грудью, больной не мог выдохнуть, некоторое время корчился в муках, но в конце концов приступ прекращался. Прошло всего пятьдесят лет, и экзотическая болезнь превратилась в довольно распространенный недуг – бронхиальную астму. Первое время астму пытались лечить пиявками, шпанскими мушками и простым кровопусканием. Однако к концу прошлого века ученым-медикам стало ясно, что эти средства устарели, – задыхающихся людей стало еще больше. В начале XX века в организме человека нашли вещество адреналин, снимающее у больного астматический спазм без помощи врача. Синтезировав искусственный адреналин, ученые стали использовать его для лечения. Казалось, болезнь раз и навсегда побеждена. Во всяком случае до 30-х годов в научной литературе было описано не более 100 случаев смерти от астмы. Шло время, и фармакологические фирмы синтезировали более эффективные средства. В конце 40-х у астматиков появился аэрозольный баллончик. Кошмар начался в 60-х годах в Великобритании. Молодых астматиков стали находить мертвыми в квартирах и на улицах. Медики были в замешательстве: в руках погибших был зажат аэрозольный баллончик. Последующие двадцать лет вывели астму на одно из первых мест в мире по смертности. Ежегодно она уносит более двух миллионов человек (уступая сердечно-сосудистым заболеваниям, но опережая раковые).Чего только не перепробовали врачи для лечения астмы! От аэрозольных баллончиков перешли к сильнейшим гормональным таблеткам и инъекциям. Раз в несколько лет лучшие ученые мира собираются на конгрессы, а в Великобритании уже многие годы действует научный фонд для решения проблемы астмы под патронажем английской королевской семьи. И все впустую. Только в США за последние 10 лет смертность от астмы увеличилась вдвое. И до сих пор остается загадкой, почему человек, вооруженный лучшими лекарствами, в одночасье погибает.

РАЗГАДКА БЛИЗКА?

В 1975 году военный инженер-химик Виктор Солопов уволился из рядов Вооруженных Сил СССР. Через год он стал студентом 2-го Московского мединститута. Окончив его, поступил в ординатуру, а затем и в аспирантуру на кафедру внутренних болезней. Там будущий ученый встретился с академиком АМН Александром Григорьевичем Чучалиным – признанным авторитетом в пульмонологии, неизменным консультантом 4-го Главного управления. Академик заметил начинающего ученого и благосклонно отнесся к его методам исследования астмы. В конце 80-х годов Виктор Солопов успешно защитил кандидатскую диссертацию. Правда, уже тогда на кафедре довольно скептически относились к его утверждениям о том, что тайна астмы в скором времени будет раскрыта. Если лучшие головы мира за двести лет не приблизились к разгадке – что может сделать молодой самонадеянный кандидат наук? Впрочем, его терпели, во-первых, из-за благосклонности влиятельного шефа, а во-вторых, потому что побаивались: ведь о той сфере, откуда пришел Солопов, гражданские врачи почти ничего не знали – а что если военная наука сделала уже какие-то свои секретные открытия? С началом кооперативного движения доктор Солопов открыл свое дело в поликлинике на окраине Москвы. Первые же опыты лечения тяжелых больных убедили: он на верном пути.

ПОЧЕМУ ПОГИБАЕТ «ДЕРЕВО»?

Мы привыкли считать, что человек дышит легкими. Но это не совсем так. Легкие пронизаны сотнями тысяч бронхов, поверхность которых выстлана микроскопическими ресничками. Именно эти реснички очищают воздух от пыли и микробов, делая его стерильным. И только после этого молекулы кислорода попадают в кровь. А реснички тем временем спокойно выводят наружу оставшийся «мусор». Но если воздух чересчур загрязнен, реснички со своей задачей уже не справляются. Природа и это предусмотрела: бронхи сужаются, уменьшая поток загрязненного воздуха. Мы начинаем кашлять и слышим шумы в легких. Много веков мы дышали без проблем, пока не появилась промышленность. В воздух попали тонны оксидов углерода, металлов, угольной пыли, бензиновых выхлопов… Уже первые исследования астмы показали: некоторые из этих веществ могут вызвать сильный спазм бронхов. Если вовремя не справиться с аллергией, удушье перейдет в хроническую форму. Как вылечить астму? Для этого как минимум нужно знать, что лечишь. В этом вопросе советская и западноевропейская медицинские школы разошлись во мнениях. В СССР считалось, что существует множество астм: пищевая, нервно-психическая, аспириновая, инфекционная, аллергическая. Западная медицина выделила две причины болезни – внешнюю (профессиональные вредности, аллергены) и внутреннюю. И вдруг доктору Солопову удалось установить: хотя причины и разные, болезнь протекает по строгим законам. А значит, зная «программу» болезни, можно точно моделировать ее развитие и влиять на нее! И первые работы неизвестного ученого были опубликованы в иностранных научных журналах. Вскоре Солопов познакомился с первым секретарем посольства Великобритании в Москве Гаральдом Липманом. Доктор Липман, конечно, был далек от соображений благотворительности, когда заглянул в обычный московский кооператив, которых в те годы было пруд пруди. Оглядев довольно убогую обстановку, англичанин предложил помощь. Вскоре о работах Солопова узнали английские фирмы… Исследования продолжались! Вскоре Солопов познакомился с известным итальянским фабрикантом Пьеро Джакомони, чья фирма подарила компьютеры. К итальянцам присоединилась английская фирма «Виталограф».

УСПЕХ

В 1992 году в Москве Солопов собрал представителей официальной медицины и журналистов и сделал сенсационное заявление: создана уникальная компьютерная программа, позволяющая прогнозировать развитие астмы, предсказывать эффективность лечения на каждом этапе и – что самое удивительное – «автоматически» направлять лечение. Был найден способ восстанавливать дыхание на самых тяжелых стадиях и заявлено о том, что на очереди раскрытие тайны внезапных смертей. Ученый надеялся, что все ахнут. Но вскоре ахнул сам: руководство поликлиники, где размещался кооператив, решило его закрыть. В 1992 году, когда мы познакомились, Солопов оказался на улице. В то время он еще верил, что трудности можно побороть. Несколько месяцев искал новую крышу. Новое помещение – три маленьких кабинета – оснастили по последнему слову техники и громко назвали центром «Пульмонолог».

АДРЕНАЛИН, КОТОРЫЙ УБИВАЕТ

Именно в центре «Пульмонолог» была раскрыта загадка внезапной смерти астматиков. Оказалось, «навредили» сами фармакологи: совершенствуя адреналин, они потеряли многие его полезные свойства. Всем известно, что рафинированные (то есть очищенные) жиры и углеводы привели население Европы и Америки к ожирению, атеросклерозу и болезням сердечно-сосудистой системы. Но синтетические, «рафинированные» производные адреналина тоже могут вступить в смертельный конфликт с собственным адреналином организма. Вот почему астматики погибали чаще всего в момент сильного стресса, и чем больше прыскали они аэрозолем из баллончика, тем сильнее развивалась в организме смертельная реакция. Поставив точку в своей новой книге, Солопов ужаснулся – во всем мире миллионы астматиков пользуются все новыми модификациями баллончиков, они продаются в российских аптеках. Компьютерная сеть связывающая сотни врачебных центров по России (а может быть, и во всем мире), позволила бы по начальным параметрам болезни определить, кому и в какой момент ни в коем случае нельзя употреблять баллончик в какой момент болезнь можно затормозить а потом и повернуть вспять. Увы и этим планам не суждено было сбыться. Два месяца назад Солопова снова выгнали на улицу. Оказалось, слишком маленькую прибыль получали «спонсоры» от деятельности «Пульмонолога».

ЧЕЛОВЕК-ИНСТИТУТ

Трехкомнатная квартира очень быстро превратилась в научную лабораторию В прихожей – стенд для объявлений, где посетитель может ознакомиться с многочисленными авторскими свидетельствами и последней информацией о ходе исследований. Одна комната отведена под приемную на телефоне дежурит секретарь. Во второй – аппаратура, здесь работает «директор института». Третья комната остается для жизни. Сейчас он пытается издать третью книгу по астме – для врачей. До конца исследований остается два года. По иронии судьбы именно в России может быть достигнут гигантский прогресс в лечении астмы. Ультразвуковые ингаляторы, применение которых направляет компьютерная программа, у нас невероятно дешевы: в Германии такие приборы стоят от двух до четырех тысяч марок, у нас – 200 тысяч рублей. Пока книга не написана, доктор Солопов весь в работе и старается не думать о будущем. По-прежнему о его исследованиях в России никто, кроме больных, не знает. Больные же спешат к нему со всего мира – например, из Германии едут наши бывшие соотечественники. Летом прошлого года Виктора Николаевича вновь пригласили в Англию, и он рассказывал там о своих открытиях. Побывав в ведущих английских клиниках, с удивлением обнаружил, что и там финансовое отношение к астматикам не лучше нашего. Ни одна западная страховая компания сейчас не станет платить за лечение, которое продолжается в среднем 9-12 месяцев. Государству с любым общественным строем в наши дни гораздо выгоднее естественное воспроизводство здорового населения, чем дорогостоящее длительное лечение хронически больных. Подсчитано: если сегодня начать широкомасштабное внедрение новой технологии лечения астмы, на это уйдет не менее 10 лет. ЗА ЭТО ВРЕМЯ В МИРЕ ПОГИБНУТ ПОЧТИ 20 МИЛЛИОНОВ БОЛЬНЫХ…

ОТ РЕДАКЦИИ

Изобретать «на коленке» не только вне славы, но и в гонениях российским ученым не привыкать…Они и становятся великими изобретателями может, именно благодаря тому, что приходится рассчитывать не на новейшие технологии, современные приборы, валютное финансирование – а только на свою голову, свои руки, свою интуицию… и в скором времени, возможно, именно они, а не обнищавшее государство будут оказывать решающее влияние на развитие российской науки. Хорошо это или плохо – покажет время.

Вячеслав Недогонов

«Московские новости», № 17, 24 апреля-1 мая 1994

Дышите. Не дышите!

29 Jan 2018 / solopov


Дышите. Не дышите!

Мечта человечества сбылась. Но только в одной отдельно взятой московской квартире


Нечем дышать! Рвешь на себе ворот рубахи, пытаешься вдохнуть полной грудью, но что-то жмет внутри, а вместо вдоха – лишь сдавленный хрип. Так расправляется с человеком таинственное удушье, именуемое в медицине астмой. Как ни мрачно было средневековье, как ни жестоки тирании, все прошлые века человечество вряд ли сознавало свое счастье – счастье легко дышать. Первые приступы удушья отмечены в Германии XIX века. Основоположники. пульмонологии (то есть науки, изучающей астму) Куршман и Лейден отмечали, что больной-астматик внезапно синеет и корчится в муках, пытаясь вздохнуть. Приступ длится полчаса, а потом проходит так же внезапно, как и начинается.
С началом XX века внезапное удушье стало распространяться на Англию. Оно захватило и Россию. К этому, времени механизм удушения был уже достаточно изучен. Кстати, он довольно прост. Дело в том, что легкие человека пронизаны бронхами – толстыми и тонкими трубочками, внешне похожими на крону дерева, перевернутого корнями вверх. Чем глубже в легкие, тем тоньше веточки-трубочки. В конце концов они достигают диаметра всего 1 миллиметр. Но именно эти микроскопические канальчики, невидимые человеческому глазу, выполняют самую важную работу – насыщают кровь кислородом. Удушье начинается тогда, когда трепещущие стенки самых маленьких бронхов внезапно сдавливает спазм. Просвет для воздуха почти перекрывается, и тогда человек тщетно пытается набрать полные легкие воздуха.
Но вот удивительная закономерность, отмеченная еще в первые годы наблюдения, за астмой: как бы ни мучился человек, он никогда не погибал. Коварная болезнь то сдавливала грудь, то снова отпускала, в общем, играла с жертвой, как кошка с мышью. Кто-то из литераторов писал в прошлом веке, что астматик, полуходит, полудышит, полусуществует.
До сих пор остается тайной, как широко охватило удушье бывший СССР. По самым приближенным оценкам, число больных не могло быть меньше 10 миллионов. Лечили их плохо: весь мир уже в 60-х годах перешел на баллончики с лекарственной смесью, а нашим задыхающимся все, еще прописывали мало помогающие таблетки.
Но баллончики тоже не помогли, так же, как и пиявки в прошлом веке. Как раз в 60-е годы астма преобразилась: из жестокого тирана, терзающего жертву, она превратилась в тирана-убийцу. Именно тридцать лет назад по Европе впервые прокатилась волна смертей от удушья. Одновременно в Европе и Америке стали находить погибших больных, сжимающих в руках, казалось бы спасительный баллончик. За последние 10 лет смерть от удушья во всем мире увеличилась еще в 2 раза. Известно, что только во Франции от внезапного приступа умирает не меньше 2 тысяч человек от 30 до 40 лет.
Когда стало ясно, что баллончики с аэрозолями не действуют, были изобретены новые, более сильные лекарства – гормональные. Увы, лишь на десять лет человечество вздохнуло спокойно: астма проявила чудеса изворотливости и приспособилась даже к такому мошному оружию. Так новая наука – астмология к концу нынешнего столетия оказалась в тупике.
Несмотря на отсутствие революционных достижений, советская пульмонология как-то жила и развивалась. В авангарде изысканий шел 2-й Московский медицинский институт, где работала целая кафедра под руководством академика А. Чучалина. В середине 80-х годов на кафедре случилось малоприметное событие: по собственному желанию отсюда ушел молодой перспективный кандидат мед. наук Виктор Солопов.
Солопов считался учеником «самого Чучалина», а это в научном мире было равносильно пригласительному билету в Большую науку. Молодой выпускник мединститута в рекордные сроки защитил кандидатскую диссертацию, за его плечами была отлично законченная Военная академия химзащиты. Он и жил так же, как и защищался, – легко и свободно. Даже когда объявил, что будет исследовать астму собственным методом, все стерпели: что поделаешь – любимчику академика все позволено.
Прошло несколько лет. Солопов продолжал раздражать общественное мнение. Прилюдно заявлял, что поиски лечения астмы ведутся не по тому пути. Мало-помалу коллектив кафедры разобрался в ситуации: никакой Солопов не любимчик, а то, что он заставляет больных дышать какими-то аэрозолями, – это антинаучно: всем известно, что астматикам в тумане делается хуже.
Процесс «перекрывания кислорода» отработан до мелочей на любой кафедре бывшего СССР. Он состоит из множества гадостей: от бойкота до анонимок. Как будто и обижаться не на что, а на работу приходить не хочется. Итог, как правило, один. В конце 80-х годов Солопов ушел из кафедры, так и не открыв никому своего собственного пути борьбы с удушением.
Но в жизни случаются удивительные совпадения! Спустя несколько месяцев на Конгрессе по астме в Лондоне вдруг встретились академик Чучалин и его бывший ученик Солопов. Разница между ними была лишь в том, что визит Учители на конгресс оплатила Академия наук, а ученика пригласил за свои средства научный совет самой конференции, прочитав его доклад, присланный в Лондон по почте.
Уйдя на свои хлеба. Солопов открыл кооператив по лечению астматиков. Помещение нашел в одной из московских районных поликлиник. Конгресс в Англии не стал для него спасительной «кислородной подушкой», не сделал ни более известным, ни более богатым у себя дома.
Тщетно кооператор Солопов обивал пороги западных фирм, 20 медицинских корпораций отвергли его идею лечения астмы.
Наступило время, когда ученому оставалось только одно – надеяться на чудо. И чудо произошло. В один прекрасный день некая фирма (21-я по счету) совершенно случайно пригрела безвестного доктора и поддержала его открытие. Фирма была итальянская, к астме не имеющая ровным счетом никакого отношения, – она выпускает одежду для детей. В отличие от многих наших подобных фирм, ее руководитель любит детей маниакально. Узнав о том, как мучаются дети-астматики, он ни с того, ни с сего подарил Солопову как раз то самое оборудование, которое нужно было для завершения его работы над лечением удушья. Это ли не чудо? А новый заведующий поликлиникой спустя несколько дней выгнал кооператоров на улицу и устроил в занимаемых ими помещениях тренажерный зал. Тут уж никакое чудо не поможет.
На 16-м этаже, под самой крышей обычного московского жилого дома в пустой квартире сидит за компьютером молодой энергичный человек. Это наш первооткрыватель – Солопов. Вылеченная больная в благодарность отдала доктору в бессрочное пользование целую однокомнатную квартиру под офис. Теперь ему есть где держать свои приборы. Здесь же он понемногу пользует больных. Даже в таких пещерных условиях некоторых из них удается поставить на ноги. В его компьютере – уникальная программа, позволяющая поста вить на ноги безнадежных, дать воздух задыхающимся, Другой бы радовался каждому вылеченному – человечество сто лет об этом мечтало! – а Виктор Николаевич пребывает в тоске: странно, когда мечта человечества сбывается в одной, отдельно взятой московской квартире.
Теперь он пишет книгу «Патофизиология астмы» и мечтает уехать туда, где эта книга будет кому-нибудь интересна. Он готов к этому хоть сейчас: все приборчики легко помещаются в нескольких чемоданах.
Если астме суждено быть побежденной еще в этом веке, то это все равно случится, не все ли равно где – в России ли, в Германии? Нам же, судя по всему, останется лишь гордиться тем, что первооткрыватель лечения удушья – «наш соотечественник». К сожалению, больше в этой истории пока гордиться нечем.


В. Недогонов
«Комсомольская правда» 22 декабря 1992

Астму лечат фармфирмы?

05 Jan 2014 / solopov

АСТМУ ЛЕЧАТ ФАРМФИРМЫ?
А роль врачей зачастую сводится к выписыванию разрекламированных препаратов

Как известно, бронхиальная астма в настоящее время – глобальная мировая проблема. По разным данным за рубежом (особенно в англо-говорящих странах) от нее страдает от 15 до 40% от всего населения. Растет не только заболеваемость, но и смертность от астмы. Так, например, в США от этого заболевания ежедневно погибает несколько десятков человек. Астма “помолодела”, и сегодня годовалый больной уже не редкость! А по большому счету, она сейчас – “головная боль” всего западного общества: ведь когда в популяции треть населения – астматики (как, например, в Великобритании), проблема приобретает характер не только физического, но и экономического выживания. Особенно в условиях государственного здравоохранения.
Подобная ситуация вызвала необходимость выработки тактики с минимальными затратами в экономике здравоохранения практически всех развитых стран. Для этого и был создан международный комитет экспертов GINA (Глобальная инициатива по астме). В своих ежегодных докладах “Глобальная стратегия по лечению и профилактике бронхиальной астмы” он дает рекомендации по организации медицинской помощи больным. Основой этих рекомендаций являются составляемые врачами программы самоведения (читай “самолечения”) страдающих людей после прохождения образовательного курса. А все лечение заключается в пожизненном назначении пациентам бронхорасширяющих и гормональных препаратов или их комбинаций.
Если говорить об индивидуальном подходе к каждому пациенту, то он основан на тестах-опросах с весьма примитивным набором вариантов: симптомы наблюдаются редко или часто, самочувствие стало хуже или лучше и т.д., и т.п. Вершиной же врачебного “искусства” в подобных программах стала “методика” так называемого гибкого дозирования: стало хуже – увеличивай дозу лекарства, стало лучше – уменьшай! И фактически, вся медицина в этом случае подменяется ежедневным бесконтрольным (!) потреблением больными дорогостоящих лекарств.
Мечты фармацевтических фирм сбылись: люди с астмой стали зависимыми от их препаратов, как от наркотиков или табака. Возможно, что такой подход и приемлем в странах, где болезнь приняла характер эпидемии национального масштаба. И единственным выходом для здравоохранения стала попытка переложить все заботы на плечи больных по принципу “спасение утопающих – дело рук самих утопающих”. А может быть, катастрофа, как раз, и связана с подобной “примитивизацией” медицины? И требуется в корне пересмотреть подход к решению этой проблемы. Но, по-видимому, западная медицина хотела бы проверить свои установки и в условиях России. И с внедрением западных стандартов, отечественная медицина стала проводником их идеологии.
Все крупные научные конгрессы последних лет в нашей стране спонсируются фармацевтическими компаниями. Симпозиумы на этих конгрессах посвящены известным торговым маркам, пролоббированным фирмами и сотрудничающими с ними представителями официальной российской медицинской науки. Ну а выбор конкретных лекарственных препаратов для закупки и бесплатного обеспечения инвалидов-астматиков нередко дает основания предполагать, что он проходил в зависимости от того, какая фирма больше заплатит. И в планы закупок включаются самые дорогостоящие препараты европейских производителей. В среднем современный баллончик аэрозоля для лечения астмы стоит 20-40 долл. В месяц астматику требуется до 3-5 таких баллончиков. Считается, что они выделяются бесплатно, но если подсчитать годовые затраты при существующем уровне заболеваемости в России (10-15 млн. больных, каждому из которых якобы отпускается лекарств на 200 долл. в год), то минимальные годовые затраты (явно не покрывающие потребности больных) составят 2-3 млрд долл. Таких денег на астму никогда и никто не выделяет, поэтому практически все больные приобретают лекарства за свой счет! И если подсчитать эти затраты, сопоставив их со средним уровнем доходов населения, то возникает сомнение, что большинству это по карману. И неудивительно, что появляется огромный спрос на услуги целителей и шарлатанов.
Проводя свою целенаправленную политику, западные компании вытеснили с рынка практически всех производителей лекарств-дженериков, которые на порядок (!) дешевле дорогостоящих европейских препаратов. А Россия вместо организации собственного производства лицензионных препаратов продолжает закупать лекарства, являющиеся якобы золотым стандартом лечения. Но если посмотреть внимательно обзоры научной литературы, то оказывается, что таких золотых стандартов десятки. Ведь практически каждый производитель объявляет свой брэнд очередным золотым стандартом, что является, по сути, недобросовестной рекламой и не соответствует действительности. Ибо не лекарство лечит болезнь, а врач лечит больного! Но об этом, по-видимому, подзабыли не только фармфирмы, но в первую очередь, сами представители официальной медицины. Произошла удивительная вещь, которую никто не замечает или не хочет замечать: де-факто лечением занимается фарминдустрия и аптеки, а не врачи. Роль же последних сводится к выписыванию разрекламированных препаратов. Многие терапевты попросту являются звеньями длинной цепочки сетевого маркетинга, выписывая рецепт (как талон на покупку!) аэрозоля “от астмы” или таблетки “от аллергии”. Ежедневно кабинеты врачей атакуют десятки представителей фармфирм с навязчивой информационной рекламой, рекомендующей назначать именно их лекарство. А после их визитов на столах остаются ручки, блокноты и даже бланки рецептов (!) с уже вписанными в них “спасительными” средствами. Ну а дальше этому врачу еще раз напоминает об этом лекарстве уже лектор на симпозиуме, конгрессе, курсах повышения квалификации или сертификационном цикле. И лекторами выступают люди, тесно с этими фирмами сотрудничающие. Таким сотрудничеством не брезгуют даже именитые ученые, ведь оплачивается оно достаточно хорошо. И на этом этапе сетевая цепочка фирма – препарат – представитель фирмы – практический врач – лектор активируется, а больные люди получают очередную “панацею”. И крамольная мысль: а может быть из этой цепочки исключить посредников и организовать прямой контакт по типу фармфирма – больной – лекарство? – увы, становится реальностью. Фармфирмы теперь ставят на интернет-ресурсах приглашения больным посетить их сайты, чтобы решить все проблемы со здоровьем.
Все это привело к тому, что в последние годы, вместо проведения исследований в области разработки противоастматических технологий, поиска причины развития болезни, внезапной смерти от нее, роста заболеваемости во всем мире, наша медицинская наука занимается лоббированием рекомендаций GINA, издаваемых на деньги фарминдустрии. Хотя следует заметить, что еще недавно в России существовала своя пульмонологическая наука. Можно вспомнить об оригинальных научных исследованиях под руководством профессора Г. Федосеева и его учеников (С. – Петербург), посвященных диагностике, классификации и неординарным подходам к исследованию патофизиологии этой болезни и ее лечению. Это был тот самый случай, когда выполнялись действительно инновационные исследования, а не воспроизводились зарубежные работы, по публикациям из реферативных журналов или сборника научных “шпаргалок”.
И сегодня, все, что не укладывается в рамки новой астматической “догмы” вообще широко не публикуется и не обсуждается официальной наукой. Например, в последние годы учеными из Рязани и Москвы неоднократно поднимался вопрос роли микробной инфекции (особенно грибковой и внутриклеточной) в патофизиологических механизмах астмы и аллергии. Но, к сожалению, дальше публикаций в сборниках тезисов дело не пошло. Ведь для руководства медицинской официальной науки доклады комитета GINA – настольная “библия”. А чего там нет, не должно существовать и природе! К тому же, большинство тематических медицинских журналов в России финансируются спонсорами этой “библии” – все теми же фармацевтическими фирмами.
В России всегда были люди, проводившие независимые научные исследования, не подстраиваясь под интересы фармфирм, и публикуя свои данные, независимо от того, нравятся они кому-то или нет. “МГ” неоднократно писала о многих исследованиях, посвященных изучению причины возникновения астмы и аллергии, внезапной смерти от этого заболевания, новым подходам к лечению. Некоторые публикации были перепечатаны зарубежными изданиями и опубликованы на международных интернет-ресурсах. Наконец, стало ясно, что многое из того, что ранее не вписывалось в рамки “официальной” науки давно предвосхитило результаты сегодняшних широкомасштабных исследований за рубежом.

Так, например, еще в 1993 г. “МГ” опубликовало материал о презентации исследования в НИИ возрастной физиологии и гигиены, по проблеме эволюции астмы и внезапной смерти от нее. Этой теме было посвящено несколько статей в прессе, медицинских журналах, в том числе и за рубежом. Если к ним и проявили интерес, то только несколько независимых иностранных исследователей. Но оказалось, что опубликованные результаты уже тогда предвосхитили выводы сенсационного доклада, Корнеллского университета, посвященного пролонгированным бета-2-агонистам и внезапной смерти от астмы. Ни одна из западных фармацевтических корпораций, о чьих разработках шла речь в этом докладе, его не опротестовала: ведь в нем были представлены результаты, полученные почти в 20 независимых исследованиях более 30 тыс. пациентов. Доклад опубликован на сайте университета еще в июне 2006 г. Но ни один медицинский журнал его не напечатал, поскольку журналы эти финансируются тоже фармфирмами. А ведь в нем говорится, что 80% внезапных смертей от астмы связано с применением самых “модных” фармацевтических средств – формотерола и сальметерола. Эти субстанции входят в состав нескольких широко применяющихся препаратов, стоящих по закупкам в России на первых местах… И беда заключается в том, что эти лекарства не решают проблемы вообще: на Западе заболеваемость от астмы удваивается каждые два-три десятилетия. Больные люди не выздоравливают, а в конечном итоге становятся инвалидами или умирают в результате непрерывного прогрессирования болезни и побочных действий неконтролируемо потребляемых лекарств. Ежегодно в мире умирает от астмы сотни тысяч и миллионы людей. Некоторые исследователи оценивают эту цифру в 1-2 миллиона человек!
Грустно, но страны, где уровень заболеваемости астмой самый высокий в мире (в Великобритании – до 30% от всего населения, в Германии – до 20% и т.д.) навязывают свои научные концепции и “стандарты” лечения астмы в России. Так и хочется вспомнить пресловутого “французика из Бордо” из грибоедовского “Горя от ума”, который учит нас жизни. И словами классика воскликнуть: “…чтоб истребил Господь нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья!”

Виктор Солопов, пульмонолог,
кандидат медицинских наук

Медицинская газета, 15 февраля 2008 г.



1